1. Запуск телескопа им. Вебба перенесен на конец 2021 года.

16 июля НАСА объявило о переносе даты запуска нового космического телескопа им. Джеймса Вебба на семь месяцев, с марта на 31 октября 2021 года. Решение связано с техническими проблемами, возникшими при разработке космического аппарата, и пандемией COVID-19.

Инфракрасный телескоп Вебба – флагманская астрономическая миссия НАСА. Он должен будет прийти на смену телескопу Хаббла, который был запущен в 1990 году. Диаметр раскрываемого сегментированного главного зеркала Вебба составит 6,5 м, тогда как у Хаббла зеркало имеет диаметр всего 2,4 м.

По словам Грега Робинсона, директора программы телескопа Вебба в НАСА, более трех месяцев задержки связано с пандемией. Работы над космическим аппаратом остановились в марте, а затем возобновились в ограниченном виде и только сейчас выходят на «практически полную» нагрузку.

Еще два месяца были добавлены к графику в качестве резерва времени. В начале года программа имела два месяца резерва, из которых один был потрачен. После обновления графика, в нем будет заложено три месяца на парирование возможных будущих проблем.

Оставшееся время необходимо для проведения испытаний, в т. ч. акустических и вибрационных, а также для испытаний раскрываемого солнечного щита.

НАСА обещает, что очередной перенос сроков запуска не скажется на стоимости программы, и расходы на нее не превысят установленную Конгрессом планку в $8,8 млрд до запуска.

2. Расходы NASA на корабль Orion оценили в $16,7 млрд.

16 июля офис Главного инспектора НАСА опубликовал очередной отчет о программе разработки пилотируемого корабля «Орион», предназначенного для полетов в дальний космос. Разработка корабля началась в 2006 году в рамках программы «Созвездие», а затем продолжилась после ее закрытия. В первый полет полноценный «Орион» отправится в 2021 году: в беспилотном режиме он должен будет облететь Луну. В 2023 году этот полет должен повториться с людьми на борту.

Разработкой корабля занимается компания Lockheed Martin. Согласно отчету Главного инспектора, по состоянию на январь 2020 года Lockheed Martin получила от НАСА $16,7 млрд, а к 2030 году эта сумма достигнет $29,5 млрд. Как отмечается в отчете, многие платежи не были включены в официальную оценку стоимости программы.

Само НАСА оценивает стоимость программы «Орион» в $12,8 млрд на период до 2030 года или $11,3 млрд до конца 2023 года. В своих расчетах НАСА не учитывает сумму, потраченную на проект в рамках программы «Созвездие», а также отмечает, что сейчас невозможно корректно оценить расходы на эксплуатацию кораблей в 2020-х годах.

Несмотря на перерасход бюджетных средств, который, как считает Генеральный инспектор, продолжит расти в ближайшие годы, проблемы «Ориона» остаются в тени из-за более сложной ситуации со сверхтяжелой ракетой SLS. Сейчас подготовка первого корабля «Орион» к полету находится в графике, и сроки этого полета будут зависеть только от готовности носителя.

Космическая лента

Обсудить

 

13 июля исполнилось пять лет со дня создания государственной корпорации «Роскосмос». Закон об этом был подписан 13 июля 2015 года. А 28 декабря того же года Владимир Путин подписал указ под номером 666 об упразднении Федерального космического агентства.

Идея переформатирования Федерального космического агентства (ФКА, или просто Роскосмос) в госкорпорацию «Роскосмос» по образцу «Росатома» возникла еще в предыдущем десятилетии, но всерьез обсуждаться на правительственном уровне начала в 2012 году по инициативе тогдашнего главы Федерального космического агентства Владимира Поповкина. По сведениям корреспондента «Коммерсанта» Ивана Сафронова, в 2012 году противником этой идеи выступил вице-премьер Дмитрий Рогозин. Ему не понравилось, что в госкорпорации функции заказчика и исполнителя оказываются «спрятаны за единой организационной скорлупой». Как отметил Рогозин, предложение о создании госкорпорации звучало и за три года до этого, но с тех пор «новых аргументов в его пользу не появилось».

В октябре 2013 года Владимир Поповкин покинул Роскосмос, так и оставшийся федеральным агентством, из-за проблем со здоровьем. После этого российская космическая отрасль вступила в период реформ. Сначала была создана Объединенная ракетно-космическая корпорация, которой были переданы акции предприятий космической отрасли (до этого они находились в руках Росимущества). Предполагалось, что в течение 2-3 лет все ФГУПы будут акционированы и также войдут в состав ОРКК, но процесс акционирования не завершен до сих пор.

Преобразование Роскосмоса в госкорпорацию стало неожиданностью. В конце декабря 2014 года о целесообразности такой реформы внезапно заявили в Госдуме. Официально о ней было объявлено спустя месяц, когда Игорь Комаров, до этого возглавлявший ОРКК, был переведен на пост директора Федерального космического агентства. Считается, что причиной второго витка реформы стал конфликт между ОРКК и ФКА, не желавшим передавать свои предприятия новой корпорации.

Спустя пять лет после этих событий мы можем подвести итоги объединения отрасли в одну большую госкорпорацию. К сожалению, все опасения относительно такой реформы, звучавшие в 2012 и в 2015 годах, подтвердились.

Наверное, самым неочевидным последствием реформы стала утрата Роскосмосом функций стратегического планирования. Формально, эта задача на него все еще возлагается. Госкорпорация «Роскосмос», помимо прочего, отвечает за формирование стратегии развития космонавтики, а на практике этим занимается ЦНИИМаш – хтонический головной институт Роскосмоса, существующий вне времени и пространства. Однако спектр обязанностей «Роскосмоса» расширился. Раньше с него спрашивали за запуски спутников и аварии. Теперь к этому добавилось финансовое состояние предприятий, вошедших в госкорпорацию, причем оно сразу вышло на первое место. Всё остальное не особо заботит правительство, а потому оно не заботит и «Роскосмос».

Учитывая, что качественным планированием Роскосмос никогда не отличался, эта утрата может показаться мелочью, но ее последствия просто еще не проявились. В последние два года правительство ставило перед госкорпорацией задачу по написанию сразу нескольких новых проектов развития, которые должны прийти на смену ФКП: новый национальный проект по космонавтике, программа «Сфера», разработка сверхтяжелой ракеты. «Роскосмос» сорвал все сроки, так ничего и не подготовив.

В 2028 или в 2030 году Международная космическая станция будет затоплена. Раньше Роскосмос рассматривал три варианта развития пилотируемой космонавтики. Кризисный сценарий – отделение российского сегмента МКС в независимую станцию, осторожный сценарий – создание новой высокоширотной орбитальной станции, и, наконец, при благоприятном развитии событий рассматривалась возможность после МКС построить окололунную орбитальную станцию.

Российский сегмент МКС не достроен до сих пор. В следующем году планируется запустить к нему модуль «Наука», а в середине 2020-х туда отправится Научно-энергетический модуль (НЭМ). Однако теперь, когда до затопления МКС остается менее 10 лет, у госкорпорации «Роскосмос» нет утвержденного плана действий на период окончания программы. Для того, чтобы отделить российский сегмент и построить на его основе национальную станцию, уже сейчас нужно либо вносить соответствующие модификации в конструкцию НЭМ, либо заказывать дополнительные орбитальные модули. «Роскосмос» этого не делает. В результате, российская пилотируемая космонавтика после 2028 года может разделить судьбу МКС.

Другое негативное последствие реформы упоминал сам Дмитрий Рогозин в 2012 году: объединение функций заказчика и исполнителя в одном субъекте наносит отрасли вред. К 2020 году это все так же актуально. Интересы клиента и исполнителя всегда противоположны. Клиент хочет заплатить поменьше, получить побольше и побыстрее. Исполнитель желает взять побольше денег, произвести поменьше и работать подольше. Это противоречие ставит «Роскосмос» в несколько шизофреническое положение.

Желая улучшить собственную отчетность, «Роскосмос» оплачивает входящим в него предприятиям работы в объеме, лишь слегка превышающем себестоимость, и любой перерасход, который часто случается при разработке новой техники, грозит увести исполнение госконтракта в убыток. Проблема решается прямым субсидированием из федерального бюджета тех предприятий, долг которых стал неподъемным. Такие субсидии в последние годы получили Центр им. Хруничева и РКК «Энергия». Однако и у них, и у других предприятий из-за сложившейся финансовой политики просто отсутствуют средства на развитие и модернизацию производства.

Другая проблема заключается в том, что «Роскосмос» остается распределителем госбюджета, и это ничем не отличается от того, как бюджет распределяют Министерство образования или здравоохранения. Но при этом от «Роскосмоса» как от корпорации требуют быть прибыльным. В понимании правительства, «Роскосмос» должен окупать расходы госбюджета, т. е. возвращать не меньше денег, чем получает.

Во всем мире основным заказчиком в космонавтике является государство, а в России государство – это единственный заказчик. Госзаказ в космонавтике распределяет сам «Роскосмос», а потому он не зарабатывает деньги на его выполнении. Заработать он может за счет зарубежного заказа, но даже на пике такой заработок не превышал 5-10% бюджета «Роскосмоса», поскольку космонавтика в качестве глобальной рыночной отрасли так и не сформировалась. Вторая возможность заработать «Роскосмосу» – заниматься чем угодно кроме космонавтики. Именно поэтому госкорпорация делает такой упор на производстве лифтов, пытается заниматься производством нефте- и газодобывающего оборудования и продвигает свои трамваи. Увы, чтобы «Роскосмос» стал прибыльным, входящие в него предприятия должны почти целиком перейти на производство гражданской продукции, и лишь в небольшой степени заниматься космическими разработками.

Третье последствие реформы, которое нужно упомянуть – выведение российской космонавтики из-под действия рыночных механизмов. В отдельно взятой отрасли была восстановлена плановая экономика с присущими ей недостатками. В рыночной экономике структура отрасли может меняться по естественным причинам: более успешные предприятия поглощают более слабые, неэффективные теряют доходы и реформируются или закрываются. Но плановая экономика работает не так. В ней решения принимаются сверху, и без должной экспертизы они не повышают, а снижают экономическую эффективность. «Роскосмос» сейчас перекраивает структуру отрасли, сложившуюся в естественных условиях, объединяя предприятия в несколько холдингов. В представлении Дмитрия Рогозина, это должно повысить эффективность, но как и почему это должно произойти – непонятно.

В Федеральной космической программе (ФКП) на 2016-2025 годы нет новых научно-исследовательских и пилотируемых программ, которых бы не было в программе на предыдущее десятилетие. Запущенная в 2019 году космическая обсерватория «Спектр-РГ» была, в основном, построена до 2015 года и ожидала только задерживающихся телескопов. Соглашение об участии России в программе «Экзомарс» подписал еще Владимир Поповкин. Программа лунных станций и перспективных лабораторий также досталась нам от ФКП 2006-2015.

Те космические аппараты, разработка которых не успела начаться до 2015 года – «Спектр-УФ», «Миллиметрон» и др. – вряд ли когда-нибудь будут сделаны. Вероятно, последней российской автоматической межпланетной станцией станет десантный модуль «Экзомарса» или «Луна-25». После них никакого задела нет, а значит, даже в лучшем случае нас ждет перерыв на 10-15 лет.

Итог пяти лет работы госкорпорации получается довольно печальный. И дело не только в неблагоприятной внешней конъюнктуре, которая, конечно, повлияла на «Роскосмос», но и в том, что реформа действительно нанесла космонавтике вред. Отрасль не смогла воспользоваться падением курса рубля, которое удешевило «Протоны» для иностранных заказчиков. «Роскосмос» перестал планировать свою деятельность на перспективу, что грозит образованием вакуума и полным исчезновением перспективных проектов через 5-10 лет. Вместо этого, отрасль занята бессмысленным переструктурированием и отчаянными попытками вместо производства космической техники заняться чем-то еще.

Космическая лента

Обсудить

 

В ближайший месяц к Марсу должны отправиться сразу три космических аппарата. Во вторник 14 июля на японской ракете H-2A должен быть запущен спутник Объединенных Арабских Эмиратов Hope (или «Аль-Амаль», т. е. «Надежда»). На 23 июля запланирован запуск китайской посадочной станции с первым китайским марсоходом Tianwen 1 («Тяньвэнь-1»). И, наконец, 30 июля должен состояться пуск ракеты «Атлас-5» с американской миссией «Марс-2020», которая доставит на поверхность планеты марсоход Perseverance («Настойчивость»).

Завтрашний пуск H-2A должен состояться в 23:51 мск из Космического центра Танэгасима, однако следует учитывать, что ему может помешать сильный дождь, который, по прогнозам синоптиков, продлится до конца недели.

Миссия Hope была полностью профинансирована ОЭА и позиционируется как первая космическая исследовательская миссия арабского мира. Космический аппарат был создан в Космическом центре им. Мухаммеда бин Рашида, который был создан в 2015 году для реализации этого проекта, в партнерстве с Колорадским университетом в Боулдере (штат Колорадо, США).

ОАЭ настояли на том, чтобы считаться не заказчиком, а полноценным разработчиком космического аппарата. Но вряд ли роль их специалистов выходила за пределы чисто формальной.

Лаборатория атмосферной и космической физики Университета Колорадо уже много лет участвует в проектах НАСА, разрабатывая совместно с Ball Aerospace и другими компаниями полезную нагрузку для межпланетных исследовательских станций и отдельные научные спутники. Наиболее известными проектами университета являются космический телескоп «Кеплер», предназначенный для поиска экзопланет, и спутник Марса MAVEN, запущенный в 2013 году и до сих пор успешно работающий на орбите Марса. Именно наработки MAVEN были использованы при создании межпланетной станции Hope.

Космические аппараты MAVEN и Hope имеют приблизительно одинаковые размеры и форму: куб со стороной около 2,3 м и две складные солнечные панели по бокам. Однако арабский спутник заметно легче. Его масса составляет всего 1,35 т (сухая масса – менее 700 кг), тогда как масса MAVEN достигала 2,45 т (сухая – 809 кг).


Спутник Марса MAVEN

Сборка космического аппарата Hope проводилась в Колорадо (при участии специалистов из ОАЭ). В феврале 2020 года аппарат был отправлен в Дубай для проведения дополнительных испытаний. Спустя два месяца, 20 апреля 2020 года, аппарат покинул ОАЭ и на самолете авиакомпании Волга-Днепр отправился в Японию для подготовки к запуску.

На Hope находится три научных инструмента. Первый из них – цветная камера EXI (Emirates eXploration Imager, Эмиратская исследовательская фотокамера), разработчиками которой заявлены Колорадский университет и Космический центр бин Рашида. Кроме обычной камеры, космический аппарат несет инфракрасный и ультрафиолетовый спектрометры. Они так и называются: EMIRS, Эмиратский инфракрасный спектрометр, и EMUS, Эмиратский ультрафиолетовый спектрометр. Эти два инструмента были созданы Колорадским университетом, Государственным университетом Аризоны и Университетом Калифорнии в Беркли (при участии, конечно же, ученых из ОАЭ).

Научные задачи Hope во многом совпадают с теми задачами, которые решает MAVEN. С помощью собранных данных ученые надеются лучше понять механизм выноса марсианской атмосферы частицами солнечного ветра.

Перелет Hope к Марсу займет семь месяцев. Аппарат прибудет к соседней планете в феврале 2021 года, почти одновременно с американской и китайской миссиями. В апреле 2021 года он выйдет на рабочую эллиптическую орбиту высотой 43 x 20 тысяч км с периодом обращения 55 часов.

Космическая лента

Обсудить

1. Завершены вакуумные испытания модуля «Наука».

В Центре им. Хруничева завершились вакуумные испытания Многофункционального лабораторного модуля (МЛМ-У, усовершенствованный) «Наука» для российского сегмента Международной космической станции.

Как сообщается в пресс-релизе Роскосмоса, модуль прошёл испытания в вакуумной камере на соответствие заданным характеристикам в условиях, приближенных к эксплуатационным. Испытания подтвердили полное соответствие модуля предъявляемым требованиям. Была проведена проверка работоспособности всех подсистем модуля, отвечающих за работу двигательной установки, система терморегулирования, подтверждена герметичность корпуса и шлюзового отсека, проверена герметичность и работоспособность стыковочных агрегатов и герметичных люков, а также ряд сопутствующих систем.

Специалисты ракетно-космического завода готовят модуль к отправке на космодром Байконур. Там продолжатся контрольные испытания, которые займут 8-9 месяцев. Запуск «Науки» должен состояться весной 2021 года. В дальнейшем к нему будет пристыкован узловой модуль «Причал», а к последнему в перспективе присоединится Научно-энергетический модуль.

2. Китайская ракета Kuaizhou-11 потерпела аварию в первом полете.

Ракеты семейства «Куайчжоу» эксплуатируются китайской компанией ExPace из Уханя (провинция Хубэй), которая была основана государственной Китайской корпорацией космической науки и промышленности (CASIC) в 2016 году. «Куайчжоу» – твердотопливные ракеты, разработка которых началась еще в 2009 году на базе ракеты-перехватчика DF-11. «Куайчжоу-1» выполнила свой первый полет 2013 году, а первый пуск коммерческой «Куайчжоу-1А» состоялся в 2017 году. Они способны доставить на солнечно-синхронную орбиту высотой 500 км до 430 кг и 250 кг соответственно.

Разработка и пуски сверхлегких ракет были выведены в дочерний «стартап» корпорации CASIC с целью их коммерциализации.

Ракета «Куайчжоу-11» должна стать самой тяжелой в семействе. Она сможет выводить до 1,5 т полезного груза на низкую околоземную орбиту или до 1 т на 700-километровую ССО. Заявленная стоимость пуска составляет около 15 млн долларов.

«Куайчжоу-11» впервые стартовала сегодня в 07.17 мск с космодрома Цзюцюань. Согласно заявлению китайского информационного агентства «Синьхуа», в полете возникли неполадки, которые привели к потере носителя. Их причины устанавливаются.

Для китайской космической отрасли это уже третья авария ракеты-носителя с начала 2020 года. До этого были потеряны серийные ракеты «Чанчжэн-3B» и «Чанчжэн-7». В то же время, по числу космических запусков (или хотя бы их попыток) Китай в 2020 году занимает первое место в мире (17). Следом идут США с 15 пусками ракет, два из которых были неудачными (серийный Electron и испытательный полет LauncherOne). Россия в этом году выполнила всего семь космических запусков.

Космическая лента

Обсудить

 

1. Конгресс отказался увеличить бюджет НАСА в 2021 году.

7 июля Палата представителей Конгресса США опубликовала законопроект о бюджете НАСА на 2021 год. Палата отвергла запрошенное Белым домом увеличение финансирования агентства на задачи, связанные с пилотируемой лунной программой. Законодатели предлагают выделить НАСА в следующем году $22,53 млрд, т. е. столько же, сколько агентство получило в 2020 году. Это существенно меньше запрошенных $25,25 млрд.

Наибольшему сокращению подверглись расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, связанные с созданием инфраструктуры для пилотируемого полета на Луну (лунный взлетно-посадочный аппарат, окололунная орбитальная станция). Вместо запрошенных $4,72 млрд НАСА получит только $1,56 млрд, что лишь немного больше финансирования в 2020 году ($1,44 млрд). Из выделенной суммы на разработку лунной взлетно-посадочной системы пойдет $628,2 млн.

Одновременно с этим, Конгресс увеличил финансирование сверхтяжелой ракеты SLS и наземной инфраструктуры для нее на $342,9 и $75 млн соответственно.

Также можно отметить изменение позиции Конгресса относительно обязательного использования ракеты SLS для выведения автоматической межпланетной станции Europa Clipper. Теперь законодатели допускают использование другой ракеты. НАСА давно этого добивалось. Применение Falcon Heavy или даже Delta IV Heavy позволит агентству существенно сэкономить, хотя, конечно, длительность полета космического аппарата к Юпитеру в этом случае увеличится.

2. NASA завершило анализ неудачного орбитального полета корабля Starliner.

20 декабря 2019 года состоялся испытательный запуск нового корабля Starliner компании Boeing, который был разработан для доставки астронавтов на МКС по программе НАСА CCDev (Commercial Crew Development, Разработка коммерческих пилотируемых кораблей). Сразу после отделения от ракеты «Атлас-5» корабль начал испытывать проблемы: из-за ошибки в таймере бортового компьютера осуществлять довыведение на орбиту пришлось вручную с Земли. Корабль израсходовал много топлива в процессе, а потому сближение и стыковка с МКС были отменены. 22 декабря Starliner вернулся на Землю.

В феврале 2020 года Консультативная группа НАСА по безопасности космических полётов (ASAP) представила предварительные результаты расследования полета. Помимо ошибки таймера, была обнаружена проблема с двигателями служебного модуля, потенциально представлявшая угрозу экипажу. При отделении модуля перед входом в плотные слои атмосферы его двигатели вместо того, чтобы обеспечить отход от командного отсека, могли спровоцировать соударение с ним.

Также в ходе полета наблюдались проблемы со связью, которые затруднили переход на удаленное управление с Земли, когда корабль, отделившись от ракеты, самостоятельно не поднял свою орбиту.

7 июля НАСА представило заключительные результаты расследования этого полета. Всего специалисты представили компании Boeing 80 рекомендаций, требующих внесения изменений в программное обеспечение, конструкцию корабля, процесс испытаний и процедуры разработки. НАСА выделило специалистов, которые будут наблюдать и помогать Boeing в исправлении выявленных недочетов. Как признал директор программы CCDev в НАСА Стив Стич, в прошлом НАСА не уделяло достаточного внимания надзору за Boeing из-за прошлого успешного опыта работы с компанией, вместо этого сконцентрировав свое внимание на втором подрядчике – компании SpaceX.

Ранее представители Boeing отмечали, что компания намерена повторить беспилотный полет и провести стыковку с МКС до конца 2020 года, однако для этого Boeing придется работать очень быстро. Агентство на брифинге 7 июля не смогло назвать дату пилотируемого полета Starliner. Стич лишь предполагает, что запуск Starliner с людьми на борту весной 2021 года является достижимой целью.

Космическая лента

Обсудить

 

5 июля очередной полет ракеты сверхлегкого класса Electron компании Rocket Lab закончился неудачно. Ракета стартовала со стартовой площадки в Новой Зеландии 5 июля в 0:19 мск. На этапе работы второй ступени ракеты приблизительно через четыре минуты после старта возникли неполадки, которые привели к аварии. В результате, были потеряны семь спутников: пять аппаратов SuperDove для дистанционного зондирования Земли компании Planet, 67-килограммовый фотоспутник CE-SAT 1B для компании Canon Electronics и 6U-кубсат Faraday-1 для команды In-Space Missions.

Этот полет был 13 по счету для ракеты Electron и первым неудачным после первого испытательного полета. С начала 2020 года было выполнено два успешных полета, а всего до конца года Rocket Lab планировала осуществить 12 пусков. Теперь эти планы ждет пересмотр.

Сейчас Electron является единственной чисто коммерческой ракетой сверхлегкого класса в мире. В 2020 году к ней планировали присоединиться Astra от компании Astro Space, LauncherOne от Virgin Orbit и Firefly Alpha от Firefly Aerospace.

Ракета Astra участвовала в конкурсе DARPA (Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США), однако запуск не состоялся в назначенный срок, и затем, в марте этого года, ракета получила повреждения в ходе подготовки ко второй попытке пуска. Тем не менее, разработчики не сдались. ИХ следующая попытка достичь космоса запланирована на 20 июля.

Первый испытательный пуск ракеты с воздушным стартом LauncherOne состоялся 25 мая. Он оказался неудачным: авария произошла вскоре после включения двигателя. Virgin Orbit пока не объявила о своих дальнейших планах на испытания ракеты.

Firefly Aerospace перенесла свой испытательный пуск с первого на третий квартал года.

В это же время, НАСА готовится открыть второй этап программы VCLS по поддержке разработчиков ракет-носителей сверхлегкого класса. Агентство планирует заключить несколько венчурных контрактов на запуск кубсата массой до 30 кг на 500-километровую орбиту, а также на запуск двух групп микроспутников суммарной массой 75 и 20 кг на 550-километровую солнечно-синхронную орбиту. Заявки на участие в программе принимаются до 14 июля.

Распределение контрактов первого этапа программы VCLS состоялось в октябре 2015 года. Тогда финансирование НАСА получили Rocket Lab, Virgin Galactic и Firefly, которая позднее потеряла контракт в ходе процедуры банкротства. Запуск заявленной полезной нагрузки выполнила только Rocket Lab.

В начале 2010-х годов в ракетно-космической отрасли царил огромный оптимизм относительно будущего сверхлегких ракет-носителей. К 2020 году можно констатировать, что инвесторы недооценивали сложности, связанные с созданием таких ракет, и переценивали скорость роста рынка. Однако говорить о провале этого направления тоже не приходится. Rocket Lab не страдает от отсутствия клиентов, а государственные ведомства США полны решимости и дальше поддерживать разработчиков сверхлегких ракет.

Космическая лента

Обсудить

 

Компания Blue Origin передала компании ULA первый двигатель BE-4 для новой ракеты «Вулкан» (Vulcan). Второй двигатель будет передан в июле.

BE-4 – новый двигатель, использующий сжиженный кислород в качестве окислителя и СПГ как горючее. Он имеет тягу 2400 кН (245 тс) на уровне моря. BE-4 будет использоваться на первой ступени New Glenn – собственной ракеты Blue Origin. Также в 2018 году компания ULA выбрала BE-4 для первой ступени новой ракеты «Вулкан», которая должна прийти на смену ракете «Атлас-5». Предполагалось, что первые пуски «Вулкана» и New Glenn состоятся в 2020 году, но затем они были перенесены на 2021 год.

На многоразовой первой ступени New Glenn будет стоять шесть двигателей BE-4, на первой ступени «Вулкана» – два двигателя.

Blue Origin редко делится информацией о том, как идут испытания двигателя BE-4. После аварии на стенде, произошедшей весной 2017 года, испытания возобновились в начале 2018 года. В феврале 2019 было объявлено, что испытания продолжаются, вновь об этом было заявлено в августе того же года. Однако тот факт, что испытания двигателя не были завершены за три года, свидетельствует либо об очень вялых темпах работы, либо о наличии технических проблем.

В феврале 2020 года Blue Origin сообщила, что планирует в этом году выпустить два серийных двигателя BE-4 для ULA, и они оба пройдут квалификационные огневые испытания со включением на полную продолжительность и полную тягу. Однако первый двигатель, полученный ULA, и тот, который будет передан в июле, являются примерочными образцами. О начале испытаний летных двигателей Blue Origin пока не сообщала.

Ссылка: spacenews.com

Обсудить